9 мая—Победа деда

i (4)Георгиевская ленточка. Мне нравится этот символ. А еще мне нравится, что он вообще есть! Прекрасно, что хотя бы один праздник у нас имет свой символ, яркий и запоминающийся.

Это гораздо красивее, чем по поводу и без повода наши российские флаги со всех сторон, всех мастшабов. (Так и хочется добавить «и всех цветов», и если это шутка, то не моя. Действительно как-то раз видели, как на метро раздвали ленточки с полосками в неправильном порядке красный, белый, синий)

Георгиевская ленточка символ, привязанный к теме, а не притянутый за уши. Она объединяет разных людей. Она не несет в себе политического оттенка, если Вы, конечно, сами его туда не вкладываете. Это исторический символ, не политический. Он помогает нам всем помнить о нужном.

Я помню, как дедушка рассказывал мне о войне. Он не любил говорить об этом, говорят, из ближайших внуков никому не рассказывал (мы были не ближайшие, мы жили на другом конце республики и виделись раз в год). А мне он однажды рассказывал. Мы сидели у него во дворе, летним зеленым днем, под деревом за столом, за которым он любил сидеть. И он рассказывал. А я не помню что… зато помню, что очень хотела запомнить его рассказ и не запомнила.

 

Моя тридцатитрехлетняя память держит только картинку, память о нем, не о его словах. Я помню, как он приносил нам с сесрой сладкую вату почему-то розовую и желтую, большими квадратными пластами. До сих пор люблю сладкую вату, как память о дедушке.

Я помню, как он угощал нас сладкими желтыми яблоками, все в том же дворе. Я помню, у него были ямочки на щеках. Кажется, говорили это были шрамы, ему прострелили щеки навылет. Иногда кажется, что я сама это придумала, потому что не помню, кто и когда мне это рассказал. Воспоминания не хранят этих деталей, помню просто его улыбку.

Я люблю фильм «В бой идут одни старики». Когда я смотрю этот фильм, я часто вижу деда, таким, каким я его не знала, не видела молодым. Он тоже летал. Кажется, штурманом. Кажется, он пошел воевать, не дождавшись своего шестнадцатилетия.

Кажется, когда он вернулся после войны, он много пил, гулял (надеюсь, еще и матерился, тогда было бы понятно, в кого я такая..). Кажется но точно не знаю. Я этого не видела, не застала, а говорили мне это, или это ложные воспоминания не знаю. Я столько всего не знаю и не помню о нем. Памяти нужны якоря. Сложно помнить то, чего не видел сам. Нужны напоминания, нужны символы. Вот поэтому я люблю георгиевскую ленточку.

Мне приятно видеть ее на машинах, на руках встречных людей. Это еще одна память о дедушке. Я с удовольствием привязываю ее на ручку сумки каждый год и ношу ее не меньше месяца. Я трогаю ее и помню его. Помню желтые яблоки, сладкую вату, стол во дворе, скамейку, ямочки на щеках. Помню. И с удовольствием повязываю полосатую ленточку на ручку коляски. Пусть моя дочь тоже гордится победой прадеда!